Искушение пилота

    По сообщению ТАСС старт экспедиции к Марсу прошел успешно. Десять лет усилий русских ученых и инженеров не прошли даром. С экспериментального космодрома на Новой Земле к Марсу стартовал первый пилотируемый ядерный планетолет. Разгон прошел успешно, достигнута маршевая скорость в 200 км/с. Пилот, подполковник ВКС Вячеслав Троицкий, чувствует себя хорошо. Инерционный этап полета до Марса продлится 6 суток. Напомним, главной задачей экспедиции является проверка систем корабля на простой, для ядерной ракеты, траектории Земля-Марс с облетом Марса и возвращением.
Следите за новостями.

В рассветной тундре стоял черный конус. Небольшой, метров 40 в высоту. Если же приглядеться, становились заметны суставчатые гидроопоры, на которых конус висел над землей. Рядом никого не было, вся техника и люди отошли за радиус безопасности — от 3 км.
5,4,3,2,1,ПОЕХАЛИ!
Наблюдатели сначала увидели пять ослепительных кинжалов фиолетового огня вонзающихся в перемороженный грунт. Потом все услышали пронзительный свист, конус заволокло дымом и паром, свист усилился и над облаком появился стоящий на столбе фиолетового плазменного пламени корабль. Дым развеялся и на месте старта осталась громадная воронка выбитая в вечной мерзлоте разогнанной ускорителями плазмой.

*****

Вячеслав отстегнулся от пилотажного кресла. В отличии от химической ракеты, управляемой автоматикой со времен Гагарина, первый ядерный планетолет управлялся пилотом, вручную. Как боевой самолет. Никакая автоматика не заменит пилота при посадке на неподготовленную почву, тем более на другой планете. Но разгон завершился, корабль шел в инерциальном полете, по сложной кривой гравитационного маневра. И до поры в пилоте не нуждался.

Вячеслав «перешел», цепляясь за специальные леера на стенах, в жилую каюту и пообедал. Делать было особо нечего и он, удобно пристегнувшись в кресле, решил почитать Псалтирь. Подполковник, еще школьником, помогал в алтаре священнику и, после срочной, всерьез думал, где учится. Идти по рекомендации командира в летную академию или, как думал до армии, в семинарию. Голубое небо и рев турбин победили, но веру курсант, а потом и боевой офицер, сохранил во всех перипетиях своей жизни. Может поэтому и оказался лучшим из готовящихся в Звездном пилотов-межпланетников? Бог весть…

*****

Шел пятый день полета. До начала тормозного разворота оставалось чуть более суток. Вячеслав проснувшись и проведя сложные в невесомости гигиенические процедуры привычно сел за молитву. Закончил Утреннее Правило, помянув особо наставников и сослуживцев, продолжил молится четочным правилом, которому научился у своего духовника. После первой сотницы вокруг чуть потемнело, как будто пригасли светильники. В углах каюты появились еле заметные тени. Корабль все так-же делал 200 километров в секунду.
– Заткнись! Замолчииии…. – злобный шипящий голос шел из самого далекого угла. ¬– Замолкни, человек!
– Кто здесь? – удивился пилот.
– Мы, мы здесь. Замолчи. Что ты приперся, а? На Земле нам своими молитвами продохнуть не даете, сюда добрался, гад, – голос истекал холодной обреченной злобой.

Вячеслав оторопел. Первая мысль была о инопланетянах, каких-то жителях космоса, что наблюдают издавна за Землей. Но тут он вспомнил шипящие слова «своими молитвами… жить не даете» и понял, что нет и не было никаких инопланетян. А были известные ему по творениям Святых Отцов злые духи. И вспомнил, как они в пустынях ненавидели первых монахов, что молитвой гнали бесов и из безлюдных мест.
– Да воскреснет Бог и расточатся врази Его… – слова молитвы были сначала тихие, но с каждым словом набирали силу. Он чувствовал, как расправляются плечи, как входит уверенность и сила. Это было как , когда над Красным морем его Сушка выходила навстречу пятерке истребителей врага.
– Заткнись! – завизжало отовсюду, – убьем, взорвем, с нами будешь! Ты что, думаешь тебя тут, так далеко, твой Бог услышит? Ааааа. Никогда! Мы тут хозяева! Гад! Жжется, гад, убьем!
– Живый в помощи Вышняго… – молитва набирала силу, от воплей и угроз бесов закладывало уши. Вдруг, на долю мгновения в каюте полыхнуло снежно-белым светом, тени пропали, голоса смолкли и пилот остался один. Усталость сразу навалилась, как всегда после боя, но Вячеслав нашел силы для благодарственной молитвы. И для тестов всех систем.

*****

Спустя 3 года.

Из протокола Особой комиссии Министерства Космического Транспорта и РПЦ МП.
В связи с событиями случившимися во время первого пилотируемого полета ядерного планетолета к Марсу, см. отчет полковника Вячеслава Троицкого, событиями второго пилотируемого полета к Венере, см. отчет майора Николая Бегдымухдиева и событиям приведшим к гибели экспедиции в Пояс астероидов, см. данные автопередатчика от 20.07.2*** г. комиссия ПОСТАНОВИЛА:
1- Включать в состав экипажей на малых кораблях с экипажем до 10 человек, как минимум одного практикующего православного христианина, любящего богослужение и молитву.
2- На кораблях с экипажем более 10 человек и космических станциях предусмотреть обязательное помещение под корабельный храм для служения Божественной Литургии.
3- На кораблях с экипажем более 10 человек и космических станциях в штатное расписание борта включить корабельного священника. Священников отбирать из обладающих достаточными физическими данных добровольцев, особенно любящих молитву и богослужение. Желательно овладение священником бортовой специальностью. Наделить священника правом на беспрепятственное обращение к командиру.
4- Богослужебной комиссии разработать рекомендации по служению Божественной Литургии и иных богослужений в особых условиях космического полета, в невесомости, пониженной и повышенной гравитации.
5- Богослужебной комиссии и НИИ Спецкосмтехники разработать и наладить выпуск богослужебного инвентаря и облачений приспособленных для служения в любых условиях космического полета.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *