Один день отца Тихона

Отец Тихон собирался на воскресную службу. Май удался теплым и солнечным и университетский священник с удовольствием оставил форменную куртку надев рясу. Есть все-ж таки нечто особое для православной души, что радуется при виде длиннополого и бородатого батюшки. Да и самому священнику приятно, чувствуется связь времен. Отец Тихон подхватил чемоданчик и вышел из своего домика в кампусе. Его путь проходил мимо небольших корпусов общежитий, мимо таун-хаусов преподавателей, через шоссе на территорию древнего СПбГУ. А там уже и купола родного храма рядом. Снег сошел, слякоть высохла и отец Тихон быстро и радостно шел по улочкам, широченные рукава рясы развевал ветерок. Его обгоняли студенты на велосипедах и моноколесах, один раз пришлось аккуратно обойти увлекшегося подстрижкой куста робота-садовника.

— Отче, благословите! — Рядом с громадой биологического факультета его догнал знакомый аспирант.

— Бог да благословит планетолога Романа, — отец Тихон размашисто перекрестил.

— Отче, сегодня семинар в 16 часов. Наша группа докладывает о успехах с установкой лазерной спектроскопии. Той, которая для корабля-зонда планируется, мегаватной.

— Интересно. Ром, а как охлаждение продумали? Зонд ведь в вакууме будет, КПД лазера, сам понимаешь, не велик, остальное в тепло пойдет. А ждать пока тепловым излучением остынет… импульс раз в сутки, думаю, ученым не интересен, а?

— А там интересно доцент из Новосиба продумал, придешь — узнаешь. — Роману явно хотелось заманить священника на семинар.

— Ну, коли ничего не произойдет срочного, даст Бог, приду, — отец Тихон попрощался и продолжил свой путь к храму. Он любил прийти пораньше, чтобы совершить проскомидию неспешно, поминая громадное множество своих ученых, преподавателей, студентов и разных других, за кого надо было обязательно помолится.

*****

Служба закончилась, и на целовании Креста подошла забавная парочка. Средних лет тощий профессор генетики в потертом костюме и яркая непоседливая студентка 3 курса. Желали они ни много ни мало — благословения на брак.

— Батюшка, — напирала студентка, — нельзя ведь греховно жить, мы друг друга любим с Василием Ивановичем. И хотим, что бы все было правильно! Мы и в Италию на конференцию вместе ездили.

Профессор согласно кивал.

— Так, стоп! Сейчас службу завершу, разоблачусь и выйду. Тогда и поговорим. И про брак и про все остальное.

Священник вышел из алтаря через четверть часа.

— Давайте отойдем в сторонку, сядем на лавочку. Кстати, что-то я вас обоих давненько на службе не видел.

— Ну батюшка Тихон,— студентка придвинулась поближе по лавочке, — понимаете, учеба, Василию Ивановичу помогаю, никак нет времени.

— Ага, — глубокомысленно протянул священник, — значит помогаете. Знаете что, милая, помолчите немножко. А Вы, Василий Иванович, расскажите о знакомстве, когда оно случилось и как. И откуда идеи о браке. Есть у нас в Церкви рекомендация соединять в супружестве людей не слишком разного возраста. А тут больше 20 лет, однако, выходит. Необычно.

— Отец Тихон, мы знакомы давно, я веду семинары в их группе с первого курса. А более близко начали общаться… так… в этом году. Учебном. Примерно в ноябре. Света, — тут профессор с нежностью посмотрел на девушку, — сама начала мне помогать. Как то заметила, что питаюсь сухомяткой, начала обеды приносить нормальные. Помогала в лаборатории. Ну и как-то так вышло, в театр меня вытащила. Ну и так далее. Знаете, без нее и на конференцию итальянскую я бы не поехал. Просто бы не собрался.

— Да, да, батюшка, Вы не представляете какой он непрактичный! — не смогла удержаться Светлана. — если бы я его не тормошила он бы так командировку и не выбил!

— Понятненько, и в храме Вы, Василий Иванович, как раз с ноября и не были. Закрутились, а?

— Да, отец Тихон, виноват, не был. Ну да, Вы знаете, я человек православный, да не слишком дисциплинированный. А при чем тут мое нехождение в храм? Перед Венчанием, конечно, мы и исповедаемся и причастимся, как положено.

— Да так, это я картинку складываю, молюсь тут немножко, да…— отец Тихон перехватил очередной узелок четок.

— А с чего вы оба решили в брак то вступать?

— Ну ба-атюшка, — студентка еще больше придвинулась, — Василий Иванович ведь такой умный, такой ученый. А я умных ой как люблю. Но ему ведь жена нужна, забота. Он ведь как заработается, так о себе и забывает. Увлекается.

— Ясно, любите умных, о которых надо заботится… А Вы, Василий Иванович, почему именно на Светлану внимание обратили? Я ведь знаю, есть у нас и свободные женщины-ученые, к Вам поближе возрастом. И симпатичные и умные. Да и студентки с аспирантками другие есть, если уж так говорить. А?

— Ну, батюшка, как то вот так Света и тут поможет и там мы вместе… — профессор явно засмущался.

— Понятно. Молодая студентка, весьма средняя по учебе, решила позаботится о умном, но рассеяном профессоре. Во всех смыслах позаботится. — Светлана вскинулась, хотела что-то возразить, — Молчите! Я сейчас говорить буду. Профессор рассеяный, да. Да только уже сейчас лауреат Госспремии, руководитель интереснейшей темы исследований, да и шансы академиком стать неплохие. Неплохо быть женой такого человека, верно?

— Ну, отче, что Вы так сурово, — Василий Иванович заволновался.

— А я священник, а не психоаналитик. Если меня просят о благословении на брак, то я лучше больно сделаю, чем одобрю зря такой союз. Я должен сильно думать и молится. А то знаете, разные истории бывают. Лучше вы оба, на меня обидевшись, еще полгодика подумаете, да порассуждаете. Я не против, бывают успешные браки и по расчету. Но только если такой брак будет честный и на всю жизнь. И с Богом. Если оба стараются Любовь стяжать. Пригласить Бога соединять вас каждый миг жизни. Брак — святыня, надо к нему очень честно относится. А развод — зло. Всегда. Даже когда есть к нему причина. Иногда он просто меньшее зло, но все равно — зло. И надо брак заключать так, что бы и мысли всю жизнь о разводе не было. Слушаете?

— Да, отче, — почти хором.

— Хорошо. Значит так, благословляю ходить на службы каждую неделю. Обязательно к Причастию. Исповедоваться себя не жалея за всю жизнь и дальше все свои неправды не скрывать. Ухаживать друг за другом, но только вне Университета. А тут — учитель и ученица, без послаблений. Ухаживайте, но на уровне — прогулки под ручку и поцелуи в щечку.

— Да, конечно, — промямлил профессор.

— А через полгода, если желание брака не пропадет, а окрепнет, будем разговаривать еще раз. Думаю, к тому времени вам и самим станет ясно — нужен вам второй или нет.

*****

К 16 часам отец Тихон свои храмовые дела закончил. После службы и пастырских бесед он проверил и утвердил отчет о расходовании средств за месяц. А заодно навестил и ремонтную бригаду, которая проверяла трубы после зимы. Пришла пора идти на семинар факультета астрофизики.

Священник вошел в демонстрационную аудиторию за десять минут до назначенного времени. Не любил опаздывать. Модерирующий семинар аспирант Роман нашел ему удобное место во втором ряду, сразу за местами докладчиков. Молодые ученые и студенты занимали свои места в небольшом амфитеатре, технический секретарь настраивал видеоэкран, занимающий почти всю стену.

— Отче, раз уж Вы тут, благословите!

— Бог благословит всех собравшихся в поисках нового знания, укрепит их разум и да научит смирению! — как обычно, назидательно, благословил отец Тихон. Роман продолжил.

— Друзья, мы собрались прослушать доклад группы Новосибирского университета о решении проблемы установки лазерного спектрографа мегаватного класса на проектируемый охотник на астероиды, далее “корабль-зонд”. Тема эта важная, поскольку главной практической задачей, кроме удовлетворения наших теоретиков, — немного смеха всегда хорошо, — является исследование, есть ли экономический смысл планировать разработку полезных ископаемых на астероидах. Вот для этого нам и нужен такой мощный лазер, изучить химический состав с большого удаления. Лазерный импульс будет испарять породу, а спектральные линии получившегося газа дадут химический состав. Но есть проблема: мегаватный импульс лазера даст на порядок больший импульс паразитного тепла. И в отличии от наших лабораторий ни воду ни воздух для охлаждения не подведешь, вакуум вокруг. Решение предлагают коллеги из Новосиба. Прошу!

На кафедру поднялся невысокий плотный человек лет тридцати, походкой похожий на борца.

— Мы рассчитали специальную систему переноса тепла от охлаждаемого приборного блока, рабочего тела лазера и системы питания, методом усовершенствованного электронного охлаждения. Тепло переносится на специальные инфракрасные излучатели в корме корабля-зонда, причем для повышения эффективности температура их много выше, чем охлаждаемых устройств. Они фактически раскалятся. Правда для работы переноса нужно приложить еще немало энергии, но силовики уверяют, что запаса мощности реактора для этого с лихвой хватит. Таким образом система сможет выдавать требуемую частоту импульсов. Сейчас я продемонстрирую рассчетную модель,— докладчик повернулся к экрану и начал пояснять физику процесса.

Через некоторое время отец Тихон поднял руку. Будучи по светской специальности неплохим инженером-прибористом, он заметил возможную неприятность.

— Уважаемый, а эти ваши тепловые излучатели, пока будут остывать, случайно остальные датчики корабля не засветят? Сколько будет время остывания после запланированных серий импульсов? Как тепловая засветка повлияет на программу исследований и нет ли необходимости ее корректировки?

— Нет, отче, мы эти вопросы не проработали, — новосибирец несколько растерялся, — нужно, видимо, будет полное виртуальное моделирование провести всей программы, с учетом физических особенностей всех приборов.

— Вот и правильно. Не спешим, глупая спешка ученого это его гордыня. Грех такой. От желания быть первым. Сначала все проверяем, после каждой существенной доработки, а уж потом… Набор приборов, самых расчудесных, на конкретном корабле и в конкретном составе может быть в итоге кучей хлама, если его по глупому скомпоновать. Неужели вас этому не учили? А, молодежь… — отец Тихон сокрушенно покачал головой.

— Да, опять поспешили, — модератор Роман занялся успокоением зашумевшей аудитории. — Все проверим, еще обсудим, и только потом в производство на верфь отдадим. А сейчас у нас по повестке…

Через пару часов отец Тихон устало шел в свой уютный домик, где его заждалась матушка и студентки-дочери. Еще один день прошел явно не зря.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *