Исповедь и покаяние (из моей работы)

Из моей прошлогодней работы «Личная аскетическая практика мирянина». Авторство — мое, иерей Александр Заплетин. Цитаты — см. ссылки во второй части.
Цитирование разрешено с указанием первоисточника и автора.

2. Исповедь и покаяние

2.1. Общие положения

2.1.1. Покаяние как процесс, Таинство Исповеди как важнейшее событие этого процесса

Публичное христианство началось с проповеди покаяния, которую вел пророк Иоанн Креститель: «… был глагол Божий к Иоанну, сыну Захарии, в пустыне. И он проходил по всей окрестной стране Иорданской, проповедуя крещение покаяния для прощения грехов,…» (Лк.3:2-3). На тот момент покаяние воспринималось как единовременный акт обращения от греха к праведности, который происходил перед «водным крещением покаяния». Но и после крещения христиане грешат, а потому возникла практика покаяния для ставших христианами.

Митр. Илларион (Алфеев) описывает процесс покаяния, опираясь на последовательность притчи Господа о блудном сыне: «Покаяние начинается с раскаяния и обращения («пришед в себя»), которые перерастают в решимость («встану, пойду») и заканчивается возвращением к Отцу («встал и пошел»), исповеданием грехов («я согрешил»), прощением от Бога («принесите лучшую одежду»), усыновлением («этот сын мой») и духовным воскресением («был мертв и ожил, пропадал и нашелся»)»[1].

Заметим, покаяние здесь выглядит достаточно сложным процессом, состоящим из нескольких этапов, а не просто приравнивается к Таинству Исповеди, как иногда говорится. Сначала человек должен совершить личную духовную работу по осознанию греха и созревания решимости от греха освободится, и только потом он идет на Исповедь для церковного исповедания греха и получения отпущения греха (прощения и исцеления) от Бога. Свят. Иоанн Златоуст пишет об этом: «Сообразно с расположением приходящего, Господь дарует и врачество от ран»[2], а значит важно стяжать нужное расположение.

Таким образом, можно определить понятие «покаяние» как весь процесс избавления от грехов, в частности от каждого конкретного греха, а понятие «Таинство Исповеди» определить как важнейший акт (событие) в этом процессе, в котором Бог в меру личного покаяния человека исцеляет грехи. Итогом верно подготовленной и совершенной Исповеди можно рассматривать высказывание свят. Иоанна Златоуста: «Истинное исповедание – в том, чтобы отвергнуть грех от всей души, и, раз отвергнув, из­бирать его и никогда уже не возвращаться к нему»[3].

2.1.2. Краткая история Таинства Исповеди[4]

По наиболее часто встречающемуся мнению, изначально Исповедь использовалась для присоединения к Церкви тех, кто особо серьезными грехами отлучил себя от Церкви. Исповедь как Таинство совершалась весьма редко, и такой редкий ритм продолжался еще длительное время, что можно вывести и из самого чинопоследования Таинства сохранившегося в современном Требнике, когда положено совершать его полным чином над одним человеком, значит над многими – надо совершить много полных чинов Исповеди по очереди. И, таким образом, чин разработан для условий весьма редкой исповеди, когда не может быть десятков или сотен исповедников подряд. По этому чину сам текст молитв говорит о воссоединении с Церковью. В древности Таинство Исповеди часто совершалось публично, перед епископом и народом, в случае отпадения от Церкви в связи с гонениями или совершении особо тяжких грехов. Но была и практика покаяния в любых грехах уже не перед священником, а перед собратьями «Исповедуйте убо друг другу согрешения и молитеся друг за друга» (Иак.5:16 славянск.), если бы имелось в виду современное Таинство, то было бы сказано о епископах или пресвитерах, а не просто друг о друге.

Впоследствии, среди монашествующих, возникла практика «Откровения помыслов», которая обеспечивала контроль и руководство аввы-учителя для своего послушника-ученика в его духовном совершенствовании. Основана она на вышеприведенном указании апостола Иакова. «Ежедневное исповедание, или ежедневное откровение и поверка совести, есть древнейшее монашеское предание и делание. Оно было всеобщим в прежнем монашестве, что видно со всею ясностию из творений преподобных Кассиана, Иоанна Лествичника, Варсонофия Великого, … Для осуществления второго правила необходим преуспевший в духовной жизни, воспитанный по этому правилу инок. Здесь опытное знание — совершенная необходимость. Преподобный Кассиан Римлянин говорит: “Полезно открывать свои помыслы Отцам, но не каким попало, а старцам, духовным, имеющим рассуждение, старцам не по телесному возрасту и сединам. …”»[5]. Заметим, здесь говорится именно о послушничестве у опытного монаха (инока), не обязательно священника. Основной смысл практики не в таинственном исцелении любого незначительного прегрешения или помысла в Таинстве при участии священника, но в контроле и руководстве со стороны опытного собрата. В женских монастырях, соответственно, у опытной монахини-старицы, которая ни при каких условиях не может быть священником. Конечно, любое исповедание, келейное или при участии старшего собрата, есть и покаяние пред Богом, но не «Таинство исповеди». При необходимости монах-наставник отправит своего собрата на исповедь к священнику.

Для мирян к схожей практике относятся анализ прошедшего дня, выраженный во многих молитвах вечернего молитвенного Правила, последняя из которых так и называется «Повседневное исповедание грехов».

Итогом исторического развития Таинства Исповеди, связанного и с существующей веками практикой весьма редкого Причастия предваряемого обязательной Исповедью[6], стало совмещение Исповеди как Таинства присоединения к Церкви через прощение смертных (отлучающих) грехов и духовнической практики «откровения помыслов», можно даже сказать, обретение Таинством нового смысла, смысла таинственного исцеления любых грехов, важнейшего элемента личного покаяния. Конечно, достаточно редко человек настолько прегрешает, что существенно отпадает от Церкви и нуждается в Таинстве, присоединяющем его обратно. Но любой христианин нуждается в мудром духовном совете для помощи в покаянии, а отпущение грехов в Таинстве Исповеди происходит и в отношении неотлучающих грехов, что способствует успешному покаянию.

2.2. Подготовка к Исповеди и ее регулярность

2.2.1. Методы написаний пособий по подготовке к Исповеди

Основным методом написания пособий по подготовке к Исповеди, судя по популярным работам[7], является предложение кающемуся списка грехов, составленного по какому-либо принципу. Грехи структурируются авторами пособий, как правило, либо относительно 10 Заповедей, либо относительно 8 базовых страстей. Иногда в таких пособиях предлагается шаблон исповеди, кающемуся остается только его повторить перед священником, выделив найденные соответствия своему состоянию, по списку[8]. Скорее всего, данная практика восходит к епитимийным сборникам подобным «Номоканону при Большом Требнике» и католической системе одобренных Папой Римским последований грехов.

Но «В любых таковых перечнях (грехов – прим. И.С.), — пишет автор книги “Как подготовиться к исповеди и причастию” священник Михаил Шполянский, – таится большая опасность — формализация понятия греха: раз написано – значит грех. Однако в действительности все намного сложнее… Необходимо понимать, что греховный поступок — понятие не абсолютное, а относительное»[9]. И если одни пособия со списками грехов полезны, поскольку составлены опытными и духовно знающими людьми, например «Опыт построения исповеди» архим. Иоанна (Крестьянкина), то иные могут быть откровенно вредны, так как не столько помогают выработать умение видеть в своих поступках нарушение заповедей, сколько способствуют погребению действительно серьезных грехов во множестве мельчайших несовершенств и дисциплинарных отклонений, а иногда даже провоцируют грубейшие помыслы за счет излишне подробных описаний плотских грехов. Таким отрицательным примером подхода является весьма критикуемая книга свящ. Алексея Мороза «Исповедую грех, батюшка» с ее столь подробным описанием грехов против 7 заповеди, что срамно и читать, не говоря об иных недостатках.

Как можно видеть, подход к познанию греха «от списка» с одной стороны может быть полезен для начального понимания своей греховности, для обучения кающегося видеть за каждой заповедью не только ее прямое нарушение, но и косвенное. Например «не убий» в ослабленной форме может прилагаться к созданию неразумного риска для жизни ближних, скажем, в намеренном нарушении ПДД. С другой стороны, подход опасен легкостью создания вредных для читающего перечней, а главное, отвлечением от тех грехов, что в список не попали. Даже если автор книги дает кроме перечня и множество мудрых советов по подготовке к Исповеди (как великий духовник архим. Иоанн (Крестьянкин), читающий может сосредоточиться лишь на перечне, так как это проще.

Кроме этого, дополнительная опасность любого перечня грехов в том, что серьезнейшие грехи перечислены вместе со значительно менее важными и опасными, и человек честно пытающийся выявить в своей жизни все перечисленные прегрешения может дойти до состояния «Сверхчувствительной совести», фактически близком мании. «Сверхчувствительная совесть обладает чрезвычайной разборчивостью и склонна применять этические нормы очень детально и скрупулезно. Такая совесть содержит в себе ярко выраженное законническое понимание этики. Человек со сверхчувствительной совестью склонен уделять большое внимание самым незначительным поступкам и событиям в своем поведении и межличностном общении. Они заслоняют от него главные цели в жизни и лишают той необходимой целеустремленности, которая должна вести к обожению»[10].

Но кроме подхода «от списка грехов» существует и подход к обучению кающегося учиться видеть грехи свои в соответствии со своей духовной мерой. Отчасти соответствует этому принципу «Опыт построения исповеди» архим. Иоанна (Крестьянкина), особенно введение. Весьма соответствует пособие «Исповедую Тебе, Господу…»[11]. Недостаток такого подхода состоит в его сложности, он требует от кающегося истинного творчества в покаянии.

Можно сделать несколько практических выводов:

  •                   Рекомендовать пособия прихожанам надо обязательно предварительно их изучив, дабы не порекомендовать чего-то вредного.
  •                   Пособия со списками грехов особо полезны в начале духовного пути, для осознания себя грешным и для определения самых грубых грехов, прямо нарушающих Заповеди.
  •                   Для более опытных прихожан полезно удаляться от поиска прегрешений по готовым спискам к иным методам подготовки.

2.2.2. Дар видения грехов – дар Божий

Для успешного покаяния необходимо определить, в чем же конкретно необходимо каяться, в чем конкретно заключается грех. Определить грехи и страсти (хронические греховные состояния), требующие исцеления покаянием.

Святитель Игнатий Брянчанинов говорит о познании своих грехов: «Блаженна душа, узревшая гнездящийся в себе грех! блаженна душа, узревшая в себе падение праотцов, ветхость ветхого Адама! Такое видение греха своего есть видение духовное, видение ума, исцеленного от слепоты Божественною благодатью. С постом и коленопреклонением научает святая Восточная Церковь испрашивать у Бога зрение греха своего»[12]. А преп. Никон Оптинский говорит «Зрение грехов есть дар Божий. Его надо просить себе у Бога»[13]. Таким образом, главный способ определения греха, кроме самых очевидных и грубых, это личное осознание, дарованное Богом кающемуся.

Церковь, понимая необходимость такого осознания, предлагает множество молитв испрашивающих дар видения грехов. Например, молитва Ефрема Сирина, которая просит этот дар наиболее прямо: «Господи и Владыко живота моего, Дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми. Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любви даруй ми, рабу Твоему. Ей, Господи, Царю! Даруй ми зрети моя прегрешения, И не осуждати брата моего Яко благословен еси во веки веков. Аминь»[14], а множество молитв, особенно собранных в Вечернем Правиле, просят у Бога желания покаяться в грехах, предлагают задуматься о том, совершили ли мы что-то из перечисленных в молитве грехов в этот день. Особый интерес представляет практика Иисусовой молитвы, так как она настраивает молящегося на постоянное помятование о Боге, просит милости, в которую, конечно, входит и осознание еще не осознанных христианином грехов.

Потому можно сделать вывод – главный метод осознания грехов это стяжание дара от Бога, дара видения греха. Стяжание с помощью всего строя христианской жизни, особенно – молитвы.

 

2.2.3. Понятие духовной меры в вопросах поисков грехов

В православной аскетике есть понятие «духовной меры», под которой понимают духовное состояние человека, его «уровень» духовной жизни, иногда в контексте конкретной практики или образа жизни. В том числе, нужно использовать это понятие и в вопросе покаяния. Очевидно, что для людей разной духовной меры, разного опыта, существенным грехом будут являться несколько разные вещи, так как грех это то, что отводит от Бога, рвет связи Бога и человека.

В пособиях со списками грехов часто перечислены поступки, возможно, важные для человека крайне высокой меры, но которые никак нельзя назвать греховными для обычного прихожанина. Например, в уже упомянутой книге «Исповедую грех, батюшка»[15] упоминаются такие грехи, как «Любовь к театру, кино и другим светским развлечениям» или «Излишнее пристрастие к своим родственникам». Действительно, для человека высочайшей духовной меры, часто монашествующего, состоянием, отводящим от Бога, будет оставить молитву и послушания и предаваться светским увеселениям, пусть и достойным, или всеми силами стремиться к общению с родственниками. И из Предания мы знаем, как такие люди иногда боролись даже с желанием общения с собственной матерью[16]. Но совершенно очевидно, что для обычного человека, не достигшего крайних высот, грехом будет нечто иное, часто обратное, в том числе и отказ в общении родственникам, и пренебрежение ближними в их достойных светских занятиях.

У любого человека есть громадное множество грехов и прегрешений, как весьма значительных, сильно отводящих от Бога, так и таких, которые в его духовном состоянии оказывают незначащее действие. И то и другое это грехи, но грех требует исцеления, а если лечить сразу и тяжкие болезни и самые незначительные царапинки, не вылечишь ничего. Потому можно привести такую аналогию в тактике личного покаяния, словами преосвященного Викентия, митр. Ташкентского и Узбекистанского: «…мы идем по полю и видим на поле камни. Поле – наше сердце. И мы очищаем его от камней (грехов, страстей, пристрастий). Если мы не блудим, не развратничаем, не убиваем – не совершаем страшных грехов – значит, у нас на поле нет крупных камней. Но мы должны с этого поля убирать сначала средние камни, потом гальку, затем убирать песок, затем соринки и пыль убирать и т.д… Если мы остановимся на пути очищения сердца, то мы возгордимся»[17]. Автор настоящей работы использовал следующий образ при объяснении подготовки к исповеди: «Образ. Грехи как песок, верно? И понятно — весь песок на пляже осознать и исповедовать просто невозможно. Но берем дикий пляж под Сестрорецком (Ленобласть). Там такие булыганы с 2 этажный дом, просто камни, булыжники, галька, песочек… И вот начинаем работать над грехами своими. Первыми какие «песчинки» убираем? Те, которые видим скалами… Пропали скалы. Но и мы видим точнее. Теперь «скалы» это булыжники. Потом галька. Потом песчинки. Так вот — будем сразу чистить песок, оставим неубранными скалы. А когда субъективно главной бедой станут уже песчинки, станут большими-большими… Вот тогда придет их очередь»[18].

Заметим, убирать грехи-камни надо постоянно, но убирать последовательно – от больших к меньшим. Тот, кто начнет бороться со всеми подряд грехами, значительными и мельчайшими вперемешку, не победив самых значимых, потом ставших самыми значимыми на фоне остальных и т.д. тот проиграет свою битву с грехом, растратит духовные и физические силы на вторичные духовные болезни, так и не победив опаснейшие.

Для этого, возможно даже планировать свое покаяние, выделяя из не самых страшных грехов (они требуют немедленной работы и Исповеди) самые для нас значимые и опасные, изживать их покаянием, оставляя те, которые пока не столь значительные, но прочно в нас закрепившиеся, которые нелегко будет победить, на следующий этап покаянной работы. При этом, конечно, надо помнить, что иногда источником большого и опасного греха может быть вроде бы не слишком опасная, но крепкая страсть (хронический грех), соответственно ее надо будет исцелять «вне очереди», по мере выявления.

2.2.4. Подготовка к Таинству Исповеди

В соответствии с вышеизложенным, очень полезна подготовка к Таинству Исповеди. Сутью ее заключается осознание своих грехов, выработка решимости от них отказаться, формализация того, что надо будет сказать священнику во время Таинства. Неправильно спешно припоминать грехи стоя в очереди на Исповедь, неправильно и совершать «Доклад о проделанных грехах»[19], без желания грех оставить. Такая подготовка процесс не одномоментный, фактически она равна первой части процесса покаяния, см. п.2.1.1, «раскаянию, обращению перерастающими в решимость оставить грех», происходит в процессе всей жизни христианина, в любой момент времени.

Особое время для этого – время личной молитвы, но важны и размышление о Боге и христианской жизни, и участие в Таинствах и чтение Писания. Господь в любой момент и через многие средства посылает нам осознание наших грехов, важно суметь это осознание воспринять с должной серьезностью.

Достаточно понятно, что невозможно быть искренне готовым к исповеди в любой момент времени, даже если какие-то грехи в себе найдены, необходимо вызревание решимости их оставить, хотя бы в виде обращения к Богу за силой на такое решение. Исповедь должна «вызревать» в душе человека, что требует разнообразной духовной работы.

Методически удобно выписывать перед Исповедью список грехов на бумагу, причем делать это не одномоментно, перед Таинством, но в любой момент времени, по мере осознания греха. Как древние монахи, что для этой цели носили специальные блокноты. Опасность тут в удобстве записать все мелочные прегрешения и тем способствовать «Сверхчувствительной совести».

Редко, но встречается даже анализ степени основных страстей в процессе покаяния в них. Иные доходят даже до рисования для себя неких графиков пораженности грехом. Этим способом действуют люди особо рационального склада характера, для которых важно видеть прогресс и ухудшение своего состояния.

Многие люди предпочитают полагаться на память и совесть, поскольку действительно важные прегрешения будут жечь душу совестью все время и точно не забудутся перед Исповедью.

Как можно заметить, возможны весьма разнообразные методы подготовки своей Исповеди, не только перечисленные, хотя все они так или иначе основаны на осознании греха и покаянном «созревании» Исповеди. Важно помогать исповедующемуся научиться тем или иным способом готовить Исповедь, не забывая об индивидуальных особенностях человека.

2.2.5. Регулярность Таинства Исповеди

Важным вопросом является регулярность участия в Таинстве Исповеди. Сегодня в Русской Церкви самым традиционным является обязательное участие в Исповеди перед Причастием, хотя этот подход не всеми признается оправданным. Соответственно, регулярность Исповеди, минимально необходимая частота, ставиться в зависимость от регулярности участия в Причащении.

Но, как говорилось, Исповедь должна быть подготовленной, а значит, она может понадобиться или чаще Причастия или не успеть «созреть» к моменту, когда христианин желает причаститься. Возникает вопрос о минимальной частоте Исповеди, реже которой возникает сомнение в достаточности покаянной работы у данного христианина. По мнению многих священников, например прот. Геннадия Фаста: «рекомендую исповедоваться раз в месяц, а сверх того — по необходимости, по внутренней потребности»[20], или архим. Алексия (Поликарпова): «Лаврские духовники советовали исповедоваться раз в две недели. Это, естественно, не норма, можно исповедоваться чаще, а можно реже. Мне кажется, что исповедоваться надо не реже, чем раз в месяц…» [21] таким промежутком могут быть 1 месяц или 2 недели.

Соответственно, в случае практики Исповеди перед Причастием и причащением традиционным для синодального периода жизни русской Церкви 1-5 раз в год, получается весьма редкое участие в Исповеди, расслабленное отношение к подготовке и покаянию вообще. Что неприемлемо даже больше, чем понуждение к слишком частой Исповеди, когда человек еще не «созрел» для нее.

Можно предложить вывод:

  •                   Участие в Таинстве Исповеди должно быть достаточно частым и иметь ограничение в минимальном ритме.
  •                   Разумная частота Исповеди, по мнению современных пастырей – не реже раз в месяц или раз в 2 недели, конечно по пастырскому соображению могут быть и иные сроки.
  •                   В случае регулярного и частого причащения, чаще, чем вышеуказанный минимальный ритм Исповеди, и при регулярном участии человека в Исповеди, по пастырскому решению священника, возможно причащение без особой предваряющей Исповеди.

[1] Илларион (Алфеев), митр. Таинство Веры.­– М., 2012 г. С.165.

[2]Иоанн Златоуст, свят. Беседы на книгу Бытия, беседа 20.//Творения в 12 т., т. 4.–СПб: издательство СПб духовной академии, 1898 г., С. 182.

[3] Иоанн Златоуст, свят. На псалом 85.//Творения в 12 т., т. 5.–СПб: издательство СПб духовной академии, 1899 г., С. 879.

[4] По: Малков П.Ю. Введение в Литургическое Предание: Таинства Православной Церкви. — М.: Издательство ПСТГУ, 2008 г.

[5] Игнатий Брянчанинов, свят. Аскетические опыты.//Полное собрание сочинений в 8 т., т.1.­–М.: Паломник, 2006 г., С. 456-467.

[6] Причина соединения Таинств достаточно очевидна – за многие месяцы, а то и годы непричащения, человек чаще всего, несколько отпадает от Церкви, на что прямо указывает 80 правило 6 Вселенского Собора в соединении с 9 Апостольским правилом (с комментариями Зонары и Вальсамона).

[7] Рассматривались: Иоанн (Крестьянкин), архим. Опыт построения исповеди.–М., 2007 г. ; Алексей Мороз, свящ. Исповедую грех, батюшка.–СПб., 2005 г.; В помощь кающемуся./составитель Милов С.–М., 2012 г. и пособия в сети Интернет.

[8] Например в книге: В помощь кающемуся./Составитель Милов С.–М.,2012 г.

[9] Ирина Стрижова. Когда православная книга бывает во вред. О книге о. Алексия Мороза «Исповедаю грех, батюшка».–URL: http://www.anti-raskol.ru/pages/1160 Дата обращения: 05.12.2013

[10] Платон (Игумнов), архим. Православное нравственное богословие. – М., 1994 г.

[11] Исповедую Тебе, Господу…/ сост.Г.Н.Стромынский.–М., 2011г.

[12] Игнатий Брянчанинов, свят. Аскетические опыты.//Полное собрание сочинений в 8 т., т.2.–М.: Паломник, 2006 г., С. 116.

[13] Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев в 2 т., т.2.– Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2000 г., С.46.

[14] Великопостный служебник./Сост.Владислав Софийчук, прот.– Киев, 2010 г., С.139-140.

[15] Алексей Мороз, свящ. Исповедую грех, батюшка.– СПб, 2005 г.

[16] «Один из отцев разсказывал об авве Пимене и братиях его: когда они жили в Египте, мать их желала увидеть их и никак не могла. Заметив, что они идут в церковь, она встретила их, но они, увидев ее, возвратились и затворили дверь пред лицем ея. Она же, плача и рыдая, кричала пред дверью: дайте посмотреть на вас, дети мои возлюбленныя!».– Древний Патерик.– Афон: Свято-Пантелимонов монастырь., 2009 г., С.132.

[17] Архипастырь. Митрополит Викентий./ Ведущий: Сергей Юргин. Расшифровка: Олег Сиротин. – URL: http://tv-soyuz.ru/peredachi/arhipastyr-mitropolit-vikentiy-efir-ot-17-oktyabrya-2013g. Дата обращения: 12.12.2013 г.

[18] Сообщение Автора работы из обсуждения на форуме http://forum-slovo.ru/

[19] Выражение опытного священника в беседе об исповеди.

[20] Геннадий Фаст, прот. Об исповеди, цинизме и расцерковлении.–URL http://www.k-istine.ru/base_faith/mystery/mystery_fast.htm Дата обращения: 12.12.2013 г.

[21] Алексий (Поликарпов), архим. Исповедь.// Путь покаяния. Беседы перед исповедью.– М.: Даниловский благовестник, 2005 г.

Комментарии

  • И в эти дни поста необходимо задуматься, в чем смысл покаяния и как нужно приступать к исповеди.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *