Он и Она.

Андрей прошел через фейсконтроль сразу за Дмитрием, своим школьным приятелем. Дмитрию исполнилось 25 лет, и он завел гостей на поход в популярный у студентов ночной клуб.

– Сегодня студенткам вход бесплатный!– Распаленно вещал он,– а мы люди солидные, все нашими будут! Ребят, билеты с меня.
Андрей не слишком хотел ночных развлечений, но отказ точно обидел бы Дмитрия. Пришлось идти.

За охраной клуба в гардеробе толпился народ, слышалась громкая уже здесь музыка. Стайки молоденьких девушек в самой разной степени одетости и раздетости, оккупировали все зеркала, подправляя перышки. Андрей спокойно прошел мимо них, сдал пирсингованному гардеробщику свой кожан и с остальными гостями Дмитрия ушел к бару и танцболу. Предстояло несколько часов скучноватых наблюдений за обычаями молодых homo sapiens.

Каждый час после полуночи полагались медленные танцы, видимо для романтики и отдыха. Андрей скучающе бродил меж столиками и диванами бара, поглядывая на радующихся жизни друзей, уже с кем-то танцующих. Вдруг он увидел глаза…, а потом и всю девушку, сидящую в ожидании приглашения. Ноги сами сделали шаг, рука протянулась к ней, губы произнесли:

– Вы танцуете? – Девушка улыбнулась и вышла навстречу. Она была несколько выше среднего роста, очень стройная, что подчеркивало простое платье до колен, с длинными волнистыми волосами, ниспадающими на плечи. Они отошли к танцующим, и она положила руки на плечи Андрею. Медленный танец в ночном клубе редко подразумевает что-то большее, чем кружение обнявшихся пар, занятых объятьями и разговорами. Подчиняясь обычаю, Андрей спросил:

– Как тебя зовут?

– Лена, а тебя?

– Андрей. Учишься, работаешь?

– Учусь в институте, недавно, вот поступила на первый курс. А ты?

– Я давно закончил, В армии еще заочно курс прошел. Ведущий инженер в маленьком частном КБ, оборудование медицинское рисуем. А ты, Лен, из Питера? А то говоришь как-то не по питерски.

– Нет. Я из вологодской области приехала. У нас хорошее образование получить сложно, а здесь на инженерные специальности еще и новую общагу хорошую дали. Бесплатно. Вот и старалась поступить.

– А здесь откуда? Меня одноклассник бывший затащил.

– Ну а что еще делать в субботу? С подругами по общаге пришла. Повеселится позвали, пообщаться, отдохнуть.

– Отдыхать надо, конечно. Но ведь можно по-разному отдыхать.– Андрею почему-то не хотелось прерывать знакомство. Может быть из-за чистого запаха юной женщины, может из-за того что она не стремилась слишком прижиматься к нему… – может завтра, после обеда, встретимся, погуляем?

– Давай! – Танец закончился, и Лена надиктовала свой телефон.

***********************

Они встретились на следующий день, гуляли в осеннем парке Павловска. Опавшие желтые и красные листья ложились шуршащим ковром под их ноги. Андрей рассказывал Лене историю парка, о том, как его восстанавливали после Великой Войны, о недолгом, но интересном и важном для России правлении императора Павла. Лена никогда особо не изучала историю, школьные учебники совершенно не давали понимания духа событий. Рассказы Андрея ей очень нравились. Нравился и он сам, крепкий мужчина, с легкостью перенесший ее через большую лужу прыгая по накиданным в нее камешкам, одним движением заставивший замолчать каких то пьяных юнцов, позволивших себе громкое обсуждение ее женских статей. С Андреем было интересно и надежно. Они встречались, обычно, вечером, когда Андрей заканчивал работу, или днем в воскресение и гуляли до поздней ночи. Андрей всегда провожал Лену до общежития и, никогда не пытаясь напросится в гости, уходил. Лену это удивляло, все ухажеры ее подруг навязчиво напрашивались в гости, старались соблазнить девушек к поцелуям или чему-то сильно большему. Один Андрей не шел далее прогулок под ручку. Хотя он был, на ее взгляд, самым мужественным из всех, самым взрослым. И Лена видела, что она ему нравится. Они дурачились играя в парках в догонялки (Андрей всегда побеждал), он мог подхватить ее и бегом забежать на какой-нибудь холм. Когда они сидели в кафе, между ними шла постоянная игра взглядов, улыбок, случайных прикосновений рук. Но, несмотря на всю чувственность общения, несмотря на довольно прозрачные намеки, что Лена начала себе позволять, поняв, что влюбилась, дистанция сохранялась.

Однажды, уже в декабре, Лена пошла гулять с Андреем в легкой осенней курточке. Синоптики обманули, резко похолодало, началась пурга. Лена за минуты промокла насквозь. А гуляли они, как оказалось, рядом с домом Андрея. И Андрей в первый раз позвал Лену к себе домой. Они поднялись на 6 этаж новостройки, в которой жил Андрей. Он отпер дверь, и Лена впервые зашла в его холостяцкое жилье. Она оказалась в большой двухкомнатной квартире с громадной кухней, как и положено по новым нормам. Мебели было мало, но что бросилось в глаза Лене – в каждой комнате висела полка с иконами. Одна комната была кабинетом с книжными шкафами, компьютером, большим столом. Вторая – спальной, с полуторной кроватью и платяным шкафом.

– Сними мокрое, сейчас тебе что-нибудь безразмерное дам, – Андрей вынул из шкафа толстую шерстяную рубашку, – а то простудишься.

Андрей вышел из спальной. Лена стащила с себя промокшие насквозь джинсы с колготками, рубашку, оставшись лишь в белье. Надела рубашку Андрея, оказавшуюся ей почти до колена. «Я у него»,– Подумала Лена,– «надо все-таки как-то Андрею показать, что я давно его. А то он почему-то не понимает». Опыта в соблазнении мужчин у Лены не было, но она решила воспользоваться рассказами однокурсниц. Лена легла на кровать, постаравшись, что бы ноги были максимально видны, расстегнула рубашку, отрывая вид на грудь.

– Ты переоделась? – спросил Андрей.

– Конечно, заходи!– Шалея от своей смелости, крикнула Лена.

Андрей вошел, неся поднос с чаем, увидел Лену, непроизвольно обежал ее взглядом. Немного переменился в лице, поставил поднос на книги, что лежали на прикроватной тумбочке. Постоял несколько секунд, размышляя и сел в ногах кровати.

– Ну и что бы это значило? – голос был ровный, но что-то очень недовольное и разочарованное Лена услышала. Ее улыбка погасла, она подобрала ноги, сев в изголовье.

– Андрей, я… ты так меня ни разу не поцеловал! Мы встречаемся, гуляем, я же вижу, что тебе нравлюсь, а ты… Подруги смеются, что я себе мужика-недотрогу отхватила. Вот… я…, чтобы ты не сомневался…

– Подруги, значит… Я то не сомневаюсь, мне не 15 лет, а на 10 больше. И в людях я неплохо разбираюсь. Но неужто ты себя столь мало ценишь, что идешь на поводу своих гулящих однокурсниц? Ты ведь чистая девушка, светлая. Я так думаю. Неужели я ошибся?!– Раздражение все-таки прорвалось в голосе Андрея.

– Девушка! И что, мне эту девушковость в кадке до старости мариновать?! Я думала, что ты меня любишь, хотела твоей девушкой быть, не только для интересной болтовни. А ты меня даже не целовал ни разу… – Лена заплакала, свернувшись на подушке.

Андрей помолчал. Взгляд опять неуловимо изменился.

– Лен, извини, я кажется понял… точнее понял, что мы друг друга не совсем поняли. Давай поговорим серьезно и о нас…

– Давай, – сквозь слезы проговорила Лена.

– Ну во первых, что бы ты не обиделась еще сильнее. Твоя физическая девственность меня не слишком заботит. Сохранила и слава Богу! А вот твоя чистота, душа, незамутненная грязью, это то, что привлекло к тебе еще в клубе. Взгляд, глаза… то, что было только у тебя. Я ведь не собирался там ни с кем танцевать, меня почти насильно Дима притащил….

– То-то ты больше меня на танцульки не приглашал…

– Ага. Мне с тобой очень хорошо. Общаться. Быть рядом. Не буду спорить, иногда хочется и большего. Хочется обнять и не выпускать…

– И что тебе мешает? Я ведь давно этого хочу, ты ведь знаешь!

– Он мне мешает. Точнее не разрешает, – Андрей показал рукой на икону Иисуса Христа стоящую в углу комнаты.– Я вроде говорил, да ты видно не расслышала. Я христианин. А христианам Господь благословил плотское общение только в браке. Дружить, веселится, можем как угодно. Но только по братски. Даже мое мысленное чувственное желание и то нехорошо.

– Ты – православный фанатик? Никогда не был с женщиной за 25 лет? НЕ ВЕРЮ!!! Ты ведь не мальчишка, ты даже взрослее чем по возрасту положено!

– Не мальчишка, верно. Но такой же девственник, как и ты. Ведь не секс делает мужчиной, а ответственность. За себя, за своих близких. Друзей, любимых. Что до фанатика… Ты ведь с чужих слов говоришь. Тебе глупцы и негодяи сказали, что быть целомудренным, то есть совершенным, законченным. Мужчиной, женщиной, матерью, отцом, ну или монахом – плохо. Ты и повторяешь, сама даже не задумываясь.

– Ты какой то монах в миру, что ли?

– Нет, ты что! – Андрей рассмеялся, – таких сейчас нету, а был бы, то с тобой бы не гулял. Монах от слова «моно» — один. Один он живет, даже когда вокруг люди. Один, но с Богом. – Андрей сел ровнее, лицо заострилось.

– Так вот. Представь себе. Ты меня сейчас соблазнила. Было, предположим, приятно, даже очень. Похвасталась подругам – они одобрили, приняли в свою компанию по обсуждению любовников. И что потом? Герл-френд и бой-френд? А потом уже не игривая девушка, улыбающаяся мужчине, а любовники. Не говорить о красоте, не играть, а бежать, искать укромную кровать, заниматься тем, что положено любовникам… Так или иначе — грязь, пересуды. Блуд. Оно нам нужно?

– А… А… нам совсем никак не быть вместе? Ты меня никогда даже не поцелуешь?– Лену просто заклинило на этой мысли. Она опять расплакалась.

– Ну не плачь…– Андрей подсел поближе к девушке и взял ее холодную ладошку,– я все сомневался. Но вместе мы можем быть, только если ты будешь моей женой. Вот… сказал.

– Ты мне что, предложение делаешь?– удивившаяся Лена аж плакать перестала.

– Вроде как да. Предварительное такое. Только что бы серьезно его делать, надо, и тебе стать христианкой. Что бы нас венчали. Научить и я могу, уроки в воскресной школе веду, но надо в храм ходить. Исповедаться и прочее… Ты ведь крещеная?

– Да, в 7 лет крестили… Ты меня огорошил. Я то думала, что просто ухаживаешь, без особых намерений… А тут…

– Потому и говорю – предварительное такое предложение. Что бы ты подумала. Дальше просто дружить… или… или стать иной. Покаяние это стать иной, изменится, стать лучше… еще лучше чем даже ты есть.

– Я буду думать. И в воскресение с тобой в церковь пойду. Интересно же, что за место, где делают жестких мужиков, которые все знают, все умеют, от которых даже шпана бегает, но которые за юбками не волочатся. Только… Андрюша…– Лена схватила Андрея за шею и неумело поцеловала в губы. Андрей ответил. И желание было нестерпимым и понятно было, нельзя отталкивать. Через пару минут Лена, явно через нехочу, мягко оттолкнула Андрея.

– Хватит! Вот соглашусь быть женой человека православнутого на всю голову и даже ниже, вот тогда… зацелую!

**********

Прошло несколько месяцев. Лена вместе с Андреем ездила в маленький пригородный храм к его духовнику. Андрей иногда читал что-то в церкви, вел занятия в воскресной школе по истории. Лена через месяц после тяжкого разговора исповедовалась и в первый раз в жизни причастилась. Она с интересом слушала уроки своего любимого. Да, любимого, она поняла. И поняла, почему Андрей так сурово оберегал ее от нее самой. И, конечно, она согласилась стать его женой. Научившись любить не чувственным гормональынм возбуждением, но сердцем, она еще больше привязалась к Андрею. Подружки из общаги крутили пальцем у виска. У многих за это время сменилось уже по нескольку «бой-френдов», кто то начал неумеренно много курить или пить. На лица многих приехавших из провинции девушек легла печать дна мегаполиса. Но Лену это уже не волновало. Андрей провожая ее в общежитие начал целовать свою невесту, и пусть все обзавидуются!

Венчались они в своем маленьком храме. После венчания Андрей привез свою жену домой. Лена во второй раз в жизни, уже хозяйкой зашла в его квартиру. Нет, уже в их общий дом!

Лена чувствовала неуверенность и страх. Судя по всему, Андрей волновался тоже. Даже руки дрожали, когда он притушил свет до минимума. Лена в платье забралась на коленях в кровать.

– Муж, иди сюда, ты в декабре обещал!

Два девственника в одной кровати. Сюжет для пошлого анекдота. Или для не менее пошлой истории про бесчувственную любовь, любимую религиозными ханжами. Но все было совсем не так. Ведь не может быть никакой грязи в благословленном Самим Богом союзе. А желание даровать счастье любимому, а не получать его самому, стоит любой опытности. И пусть обзавидуются все общажные подружки! Впрочем, о семейном ночном счастье Лены и Андрея они не узнают – кто ж им расскажет то?

***************
Через пятьдесят лет Елена осталась одна. Нет, конечно, не совсем одна, ее дети, внуки, друзья и ученики окружали ее до самой нескорой смерти, а общаться с Богом в молитве она не прекращала. Но Андрей погиб. Погиб 1 сентября на линейке в школе, провожая младшую внучку. Какой-то негодяй выскочил с автоматом, и Андрей шагнул вперед, закрывая школьников. Сильные руки старика вырвали оружие у бандита, швырнули бандита на землю, но десяток пуль прервали его жизнь. Но бабушка Елена не плакала на похоронах. Ведь их жизни всегда была Вера, была Надежда и все покрывала Любовь. А у Бога все живы и Господь не разлучит любящие сердца

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *